Сигнал миру. Как США пытались первыми попасть в космос и почему у них не вышло

Коллаж LIFE. Фото © Фотохроника ТАСС, © Flickr/DonkeyHotey

«Соперник» Сергея Королёва Вернер фон Браун ещё в 1954-м предложил запустить «минимальный спутниковый аппарат». Но ему отказали. А через три года всех ждал большой сюрприз, который вынудил США срочно поменять всю систему школьного образования, вдохновил на создание NASA и навёл на мысль о том, что потом стало Интернетом.

Космическая гонка началась задолго до Великой Победы. В июле 1944-го освобождают из тюрьмы будущего отца советской космонавтики Сергея Королёва. 3 мая 1945-го вместе со своей командой сдаётся в плен американцам специалист по ракетам Вернер фон Браун. В США давно ждали возможности побеседовать с этим человеком: именно он создал знаменитую "Фау-2" — ту самую ракету, с помощью которой в Великобритании нацисты умудрились убить почти три тысячи человек и планировали убить ещё больше, но уже в США. И тут немецкий конструктор приходит сам и предлагает доверить американской нации своё детище.

Через полтора месяца ему одобрили переезд и написали фиктивную биографию без всяких чёрных свастик, и немец обосновался в Техасе. Нельзя сказать, что ему там очень понравилось, но что делать.

К началу 50-х фон Браун представил американцам PGM-11 Redstone — первую баллистическую ракету малой дальности, которая представляла собой ничто иное, как доработанный вариант "Фау-2". Она была нужна стране для военных целей, но фон Браун смотрел выше: он стремился в космос.

В 1954-м он предложил запустить на орбиту "минимальный спутниковый аппарат" весом в 2,5 килограмма и попросил на это дело 100 тысяч долларов. Инициативу фон Брауна грубо отклонили.

С середины 50-х космическая гонка разворачивается в полный рост: СССР обещает запустить на орбиту "научные инструменты", США в ответ громко заявляют о намерении запустить на орбиту первый искусственный спутник.

Этой идеей сразу прониклись в ЦРУ: спутники-разведчики — это же великолепно. Так появилась первая в США программа разведывательных спутников WS-117L.

Разумеется, фон Браун горел желанием участвовать. Он кричал: я уже давно МОГ БЫ это сделать. Но его недолюбливали в Пентагоне. Особенно сам министр обороны Чарльз Уилсон. Он однозначно дал понять, что у нас тут и без бывших нацистов кое-что имеется: вот наш истинно американский проект ракеты Vanguard ("Авангард") и давайте его продвигать. А этот фон Браун пускай лучше занимается теплозащитой ядерных боеголовок. Зер гут, усмехнулся профессор.

И сделал Jupiter-C — новую трёхступенчатую версию Redstone. С теплозащитой у неё было всё в порядке. У неё вообще всё было в порядке. 39 килограммов полезного груза на борту. В том числе 14-килограммовый фиктивный спутник. Присланный Уилсоном генерал Брюс Медарис лично осматривал все устройства, чтобы фон Браун, не дай бог, не поместил в ракету настоящий аппарат. Мог ли он отличить его от подделки — God knows.

20 сентября 1956 года Jupiter-C отправилась в суборбитальный полёт. На высоту 1094 километра. Если бы вместо всего барахла был действительно спутник, а фон Брауну позволили добавить четвёртую ступень, ракета вышла бы на орбиту, и это было бы датой начала космической эры. Но…

Двигатель Страны Советов

В Советском Союзе готовили к запуску в космос целую научную лабораторию — спутник под названием "Объект "Д", весом больше тонны и с 300 килограммами научного оборудования. Но к концу 1956 года поняли, что не успеют к геофизическому году. В феврале 1957-го Королёв шлёт правительству сообщение:

Имеются сообщения о том, что в связи с Международным геофизическим годом США намерены в 1958 году запустить ИСЗ. Мы рискуем потерять приоритет. Предлагаю вместо сложной лаборатории — "Объекта "Д" — вывести в космос простейший спутник

Сообщение С.П. Королёва советскому правительству в 1957 году

Наверху всё поняли и дали добро. Наш исторический шарик с четырьмя антеннами так и назвали — "Простейший спутник-1". В сентябре он был готов, его уже испытывали в термокамере и на вибростенде. Давайте ещё раз полюбуемся конструкцией: снаружи две алюминиево-магниевые сферы, специально отполированные, чтобы легче было заметить в телескопы. Антенн на самом деле две, просто они изогнутые, установлены крест-накрест. Внутри — аккумуляторы, радиопередатчик, датчики температуры и давления, вентилятор, воздуховод, бортовая автоматика. Общий вес 83 килограмма 600 граммов. Может, он и простейший, но — долгие месяцы кропотливого труда. Наверняка днём и ночью.

В конце сентября ЦК КПСС постановляет наметить запуск на середину октября. Потом переиграли: договорились на шестое. Потом к Королёву попадает какая-то заграничная телеграмма, и ему перевели так, что якобы США вот-вот со дня на день запустят. Он экстренно просит правительство перенести дату на четвёртое. Сделано. Правда, потом оказалось, перевод был неправильный, там просто про какую-то презентацию речь шла. В общем, второго числа Королёв направляет в Москву уведомление о готовности к запуску. Ответа нет. И тогда генеральный конструктор, не дожидаясь, приказывает ставить ракету на стартовую позицию.

Запуск произошёл. 4 октября 1957 года. С Байконура в 22:28 по Москве. В это самое время в Барселоне шло открытие VIII Международного конгресса астронавтики. От Советского Союза приехал академик Леонид Иванович Седов. Ему сообщают, что всё получилось, и он ошарашивает конгресс и весь мир сенсационной новостью. Для всей заграницы именно он стал "отцом" советского спутника. О Королёве тогда никто знать не знал — не положено, секретность.

Когда ПС-1 начал курсировать над той стороной Атлантики, добропорядочная, уютная одноэтажная Америка перепугалась не хуже, чем после радиотрансляции "Войны миров". В ЦРУ панике не поддавались — спокойно готовили для СССР шпионские спутники.

Правительство Эйзенхауэра тем временем в гневе вопрошает: so? И где хвалёный "Авангард"? Вы его собираетесь продвигать или нет? Продвинули в итоге буквально на метр с небольшим. Посмотрите, какой для него сделали спутник, называется Vanguard TV3. TV — это не ТВ, это Test Vehicle, "тестовый аппарат". Вот эту штуку США хотели запустить раньше советского "Спутника-1". Весит всего один килограмм 360 граммов. Чёрные "окошки" на корпусе — солнечные батареи.

6 декабря 1957 года при всём честном американском народе, перед камерами ракета поднялась было над стартовой площадкой на мысе Канаверал и… взорвалась. TV3 уцелел, его достали из-под обломков и теперь хранят в Национальном музее авиации и космонавтики в Вашингтоне. В том же виде, в котором нашли.

А наш отработал своё и сгорел в плотных слоях атмосферы. На память оставил "бип, бип", фото, чертежи и чувство гордости…

Так вот! Кинулись тогда к фон Брауну-то. Тут же забыли и о тёмном прошлом, и о презрении к американской еде. Наконец он получил полную свободу действий — добавил четвёртую ступень, получилась новая ракета Juno-1 ("Юнона-1"), и уже 1 февраля 1958-го она отправила на орбиту аппарат Explorer-I. Вот так в итоге выглядел первый американский искусственный спутник Земли.

А дальше — фон Браун возглавил американскую лунную программу и обеспечил США первенство уже на естественном спутнике. Но выходит, до "Спутника-1" в мире и знать не знали, какая в СССР наука. В Штатах решили немедленно поменять всю систему образования. Физики в почёте. Опять же срочно, то есть в июле 1958-го, основали NASA, правда, сначала оно называлось NACA (по-нашему НАКА) — National Advisory Committee for Aeronautics (Национальный консультативный комитет по воздухоплаванию). А уж потом его переименовали в National Aeronautics and Space Administration — Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства. И наконец создали агентство DARPA, давайте уже сразу по-русски расшифруем: Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США. Там главная задача была разработать систему передачи информации на большие расстояния. На случай войны. Через десять лет такую систему сделали, и это была компьютерная сеть ARPANET — можно сказать, бабушка современного Интернета.

История не знает сослагательного наклонения. Зато знает повелительное.

Источник